[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » Ваше творчество » Ориджиналы » А о чем думаешь ты?
А о чем думаешь ты?
MelissaДата: Вторник, 13.11.2012, 22:46 | Сообщение # 1
Мимо проходил
Группа: Друзья
Сообщений: 9
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Offline
***
"А о чем думаешь ты?"
Думать....какое чертовски страшное слово. Думать - это не ментальный, а, скорее, физиологический процесс. Бум-бум-бум...в голове медленно переворачиваются и лопаются огромные красные пузыри, стоит мне на мгновение допустить в свой разум хоть единый проблеск мысли.
Отважиться ПОДУМАТЬ.
Это началось неделю назад. Пришлось уйти с работы пораньше - тупая ноющая боль в виске напоминала лениво прокручивающееся сверло дрели. Шеф Стентон, конечно, косо посмотрел на меня, но отпустил - в конце концов, я редко болел или брал отпуск, а работа на башенном кране требует недюжинной сосредоточенности.
"Один день, Френк, - сказал тогда шеф, ковыряя длинным желтым ногтем на мизинце кончик сигареты. Дешевая дрянь этот "Пэлл Мэлл"...- "один день, или можешь распрощаться с квартальным бонусом. У меня сейчас мало ребят, и работа будет простаивать".
"Только бабы могут неделями просиживать дома из-за больной головы", - усмехнулся тогда я, поворачивая ручку двери и скривился от внезапного укола боли в висок. Однако, всесте с этим, пришло и еще что-то. Какой-то отголосок прозвучал в мозгу, на мгновение заставив калейдоскоп обрывочных мыслей возникнуть перед внутренним взором: планы, отчеты, сметы, какая-то молоденькая студенточка в белом топике и коротеньких зеленых шортиках, и две девочки-близняшки, лет по восемь, не больше. В них я с каким-то ноющим замиранием сердца опознал дочек Шефа Стентона.
И это были не мои мысли. Словно кто-то насильно вскрыл мою черепную коробку и вложил туда это - на пару секунд, не больше.
Видения исчезли столь же внезапно- сколь появились. "Усталость", - подумал я и с облегчением вышел за дверь.
Больше я сюда не возвращался.

***
Вопреки моим ожиданиям, головная боль не прошла - ни на следующий день, ни через два дня. Она словно бы усиливалась - пульсирующими толчками загоняя мои собственные мысли куда-то на самое дно подсознания и подсовывая вместо них невнятно бормочущие, обрывочные остатки чужих.
Да. Именно чужих МЫСЛЕЙ. В этом я перестал сомневаться после ряда наблюдений, принесших мне только боль, разочарование и грусть.
Например, старая миссис Томлисон, часто заглядывающая к нам на огонек. "Паршивые ниггеры", - вот, что я услышал в своей голове, стоило ей только переступить порог. "Грязные, мерзкие ниггеры! Эйби Линкольн сделал большую глупость, освободив этих обезьян..."
Полный разочарования и ужаса, я выставил старуху за дверь и запретил Бетси пускать ее. Голова раскалывалась на части.
Джим Эйнер, мой закадычный друг, с которым мы частенько сидели в баре "Пьяная лисица" после работы и болели за "Ред сокс". Старина Джим, перебивающийся случайными заработками и обитаюзий в запущенной холостяцкой берлоге, завидовал мне. Люто, бешено завидовал тому,что у меня есть крепкая семья, постоянная работа и хороший дом. Джим, старина Джим, ради которого я был готов продать последнюю куртку, искренне и страстно желал мне сдохнуть.
Потрясение мое было столь жестоким, что я оборвал все контакты с другом - теперь уже бывшим - и запретил жене упоминать о нем всуе.
От головной боли перед глазами плыли оранжевые круги, и все расплывалось.
Бетси. Бетси Фишер, урожденная Уигелоу, моя любимая жена, с которой мы уже три года подряд безуспешно пытались зачать ребенка, не так давно сделала аборт от какого-то белого прохвоста из ее конторы.
Этого я уже вынести не мог. Так и не объяснив ничего жене, я ушел из дома, аккуратно заперев за собой дверь снаружи.
Я не простил ее.
Я боялся, что гребаная головная боль заставит меня причинить Бетси боль. А я, несмотря ни на что, по-прежнему любил ее.
На работу я так и не вернулся. Шеф так и не получил от меня объяснений. Наверное, на мое место уже взяли кого-нибудь...и почему-то мне хотелось, чтобы это был Джим Эйнер.

***
Номер дешевого мотеля. Влажная простынь, попахивающая плесенью. Юркие тараканы, снующие в трещинах на стене.
Томограмма головного мозга ничего не показала. Вернее, она показала, что я абсолютно здоров. Доктор Сэндлоу развел руками и предложил отправить меня на дополнительное обследование в Бостон, но я отказался. С меня хватает и нашего маленького Дэрабонта, который раньше казался мне тесным, как спичечный коробок. Головная боль и появившиеся вместе с ней...странности расширили Дэрабонт до безграничности Вселенной, наполнив его круглосуточным бормотанием.
И оно не смолкало. Господи Боже, оно не смолкало.
Головная боль никуда не ушла, напротив, она будто бы переселилась глубже. Теперь казалось, что болит сам мозг, и я порой очень ясно представлял себе, как бурлит мое серое вещество, взбухая лопающимися бордовыми пузырями.
Теперь я слышал гораздо больше. Еще два дня назад я мог различить лишь отголоски мыслей, а теперь мне стоило пройти мимо человека, как в голове фонтаном взрывалась вся его подноготная. Его мысли, страхи, эмоции - все так и кипело, стараясь перекричать друг друга.
...доктор Сэндлоу задушил в детстве скотч-терьера сестры, и я даже могу указать место, где он его закопал. Интересно, осталось ли там хоть что-нибудь?...
Я гребаный телепат, господибожемой, что же мне делать? И это не прикольно, ни фига не прикольно, как думал я в детстве, листая комиксы про профессора Икс. Интересно, он так же мучался?

***
Это усиливается. Я уже почти не различаю разницы между своими мыслями и чужими; моя голова теперь напоминает пустую тыкву, в которой плещется какая-то мешанина. Образы, обрывки воспоминаний, эмоции - все смешалось в невообразимую кашу, и даже когда я пытаюсь произнести хоть слово, я не могу поручиться, что это говорю я.
Вот уже три дня я живу под мостом. Тролль под мостом...это звучит смешно, но я не могу смеяться: мне кажется, что от смеха в моем мозгу начинают перекатываться шарики, наполненные желе. Они глухо стукаются друг об друга.
(я ненавижу желе господитыбожемой за что)
Мост полуразрушен и находится недалеко от города. Здесь безлюдно, и это хорошо: в последнее время я не могу находиться среди людей.
(мистер Эннеми из библиоеки по пятницам ходит к любовнице, а его жена трахается с молочником по понедельникам, веселая семейка)
Головная боль становится все сильнее, и я перестаю воспринимать окружающую реальност. Все вокруг кажется мне заключенным в один огромный сосуд из дымчатого (дымного?) стекла. Кажется я начал постепенно привыкать к боли.
(боль больно укол порез Билли Джеймисон ударил меня вчера мама мамочка)
Здесь никого нет, кроме крыс, да и те боятся меня. Наверное, чувствуют неладное.
(интересно, о чем думают крысы?)
Становится хуже. До меня уже долетают мысли горожан.
(а о чем думает город?)
Это невыносимо. Эта жуткая какофония (симфония) в моей голове.
Интересно, на кого я похож? Скорее всего, на грязный скелет: последний раз я ел перед тем, как переселиться под мост. И это была
(крыса?)
Булочка, сдобная булочка. Я стащил ее с прилавка. Меня сейчас вывернет наизнанку.
Я все решил. Здесь быстрое течение и достаточно глубоко, чтобы полностью погрузить голову. Может быть, тогда головная боль уйдет?
(будет ли болеть мертвая голова?)

***
-Эй, Джеймисон!
Патрульный нехотя захлопнул мобильный-раскладушку и нехотя подошел к напарнику. Тот стоял, брезгливо вглядываясь в потемки под мостом.
-Глянь-ка.
Луч фонарика высветил ноги в грязно-синих джинсах и замызганных кроссовках.
-Пресвятая Матерь Божья, - ахнул Мишель Джеймисон и дрожащей рукой осенил себя крестным знамением. Его напарник, вчерашний выпускник Академии, побледнел до синевы и чуть было не выронил фонарь. Однако бывалый Джеймисон быстро справился с первичным шоком, выхватил его у мальчишки и вновь направил в темноту под мостом.
Их взгляду предстало тело чернокожего мужчины, голова которого была полностью погружена в воду. По всей видимости, смерть наступила не так давно, так как тело не успело порядком разбухнуть. В воздухе витал слабый запах разложения.
Позади Джеймисона послышались булькающие звуки: его напарник, содрогаясь, извергал из себя обед. Это был первый труп, увиденный им, и первичный шок оказался слишком сильным.
Тем временем Джеймисон, пригнувшись и прикрыв лицо рукавом, шагнул под мост и, поднапрягшись, перевернул ногой труп. Тот с уханьем упал на спину, раскинув руки. Из воды показалось лицо: посеревшее, с закаченными вверх глазами, оно навек застыло в гримасе неимоверной боли.
Джеймисон поднял рацию ко рту:
-Это Френк Маршалл, - сообщил он напарнику, взирающему на труп в оцепенении, - его жена обратилась вчера к нам с заявлением об исчезновени мужа. Интересно, как беднягу сюда занесло...
Его напарник промолчал, всем своим видом выражая отчаянное желание убраться подальше оттуда. Джеймисон хмыкнул и нажал было кнопку вызова...как вдруг в его голове отчетливо прозвучал чей-то голос:
"А о чем думаешь ты?"
Внезапно вихрь давно забытых воспоминаний, вперемешку с недавними мыслями, пронесся перед внутренним взором Джеймисона. Два брата, играющих на заднем дворе дома в Минессоте, индейка ко дню Благодарения, старый кот Черныш, умерший семь лет назад...
-Боже! - Джеймисон выронил рацию и скорчился от головной боли, прижав пальцы к вискам. Краем глаза он увидел, что его напарник с тихим стоном падает на землю.
-Что, черт подери, происходит?!
Вопрос был задан в пустоту, но ответ на него пришел немедля.
"Уходите. Я слишком устал."
Видения померкли вместе с головной болью, и Джеймисону удалось, шатаясь, разогнуться.
-Уходим, - прохрипел он, обращаясь к осоловело моргающему парню.
-Но, Пит...
-Живо! - взревел патрульный, лихорадочно запихиая рацию за ремень. Он выскочил из-под моста и, схватив напарника за шиворот, запихнул его в патрульную машину.
Когда он уже захлопывал за собой дверь, во тьме под мостом ему почудилось движение.
Добрая сотня крыс, семеня, выползала на освещенное пространство. Оказавшись в зоне видимости, они застывали столбиками, внимательно наблюдая за патрульными умными глазами. Слишком умными, чтобы быть просто крысиными.
 
dovon_arouДата: Среда, 14.11.2012, 14:41 | Сообщение # 2
Мимо проходил
Группа: Администраторы
Сообщений: 29
Награды: 3
Репутация: 2
Статус: Offline
Quote (Melissa)
лениво прокручивающееся сверло дрели

неуклюжее описание, думаю "ноющей боли" достаточно.

Quote (Melissa)
ковыряя длинным желтым ногтем на мизинце кончик сигареты

"длинный" "на мизинце" "кончик" - излишне. Я всегда советую писателю предоставить читателю возможность самому думать, самому представлять, самому рисовать картину...

Quote (Melissa)
усмехнулся тогда я, поворачивая ручку двери и скривился от внезапного укола боли в висок

Редко вижу логически верную постановку атрибуции диалога, "...- я усмехнулся" - причина - следствие, не наоборот! зачем эти гипербатоны, или вы фанат "звездных войн"? "и скривился от резкой боли".

Quote (Melissa)
на мгновение заставив калейдоскоп обрывочных мыслей возникнуть перед внутренним взором: планы, отчеты, сметы, какая-то молоденькая студенточка в белом топике и коротеньких зеленых шортиках, и две девочки-близняшки, лет по восемь, не больше.

Что сие есть?)) Слишком тяжеловесное построение, нужно приложить немало усилий чтобы осознанно прочесть это.

Quote (Melissa)
Больше я сюда не возвращался.

Куда? Вопрос закономерен учитывая через какие словесные чащи приходится пробираться.

Quote (Melissa)
Вопреки моим ожиданиям, головная боль не прошла - ни на следующий день, ни через два дня.

Ну значит на 4-й день все же прошла?!

Quote (Melissa)
пульсирующими толчками

плеоназм.

Quote (Melissa)
дно подсознания

Подсознание можно назвать дном, едва ли мы различим у него дно, 1-й 2-й этажи, и т.д. Тут наверное это эпитет, но все же.

Quote (Melissa)
Она словно бы усиливалась

Т.е. он не уверен?))

Quote (Melissa)
Да. Именно чужих МЫСЛЕЙ.

На письме именно курсив служит средством выделения слова. "Именно чужих мыслей".

Quote (Melissa)
В этом я перестал сомневаться после ряда наблюдений, принесших мне только боль, разочарование и грусть.

Тут особо выражен канцелярит.

Quote (Melissa)
Например, старая миссис Томлисон, часто заглядывающая к нам на огонек.

Избегайте подобных форм всегда где только можно, это перегружает текст, это ведет к канцеляриту, а значит непривлекательности текста. "Нередкий гость у нас на огоньке".

Ну, учитывая то что меня воротит от женской прозы, тут я пока что удивлен, неплохое начало, ГГ мужчина)) никакого пафоса, рефренов о любви и проч. атрибутов интимной лирики)) постараюсь дочитать happy


ars longa, vita brevis
 
Форум » Ваше творчество » Ориджиналы » А о чем думаешь ты?
Страница 1 из 11
Поиск: