[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Форум » ПВВ (Помощь В Вычитке) » Проза » Под куполом
Под куполом
misticДата: Пятница, 30.11.2012, 16:52 | Сообщение # 1
Мимо проходил
Группа: Пользователь
Сообщений: 10
Награды: 2
Репутация: 0
Статус: Offline
Под куполом
Купол стоял очень давно. Никто не знал, откуда он появился и зачем. Никто не знал, как он устроен. Неизвестный Творец по неосторожности подарил людям под куполом вечную жизнь, а они, не найдя более достойного применения, прожигали ее на многочисленных балах. Вечность, разделенная между 6552 людьми, длилась нестерпимо долго. Количество людей никогда не менялось…
Холодное светило опускалось далеко на запад. Мастер сидел возле прозрачной оболочки купола и старательно вырисовывал контуры новых изделий, что-то просчитывал, сминая и выбрасывая листы тонкой бумаги…
- А ты все не унимаешься? – произнесли у него за спиной. – Смирись, эту загадку тебе не разгадать.
- А, это, ты, Льюисс… Так и не оставил привычку подкрадываться. А я и не хочу ее разгадывать, я хочу воссоздать. Мне просто необходимо, чтобы такое же светило было в нашем городе.
- Тебе не хватает света?
- Я хочу видеть его источник.
- Зачем? О куполе ничего не известно. Создатель не оставил никаких зацепок об устройстве мира.
- Мира?! Наш купол всего лишь устройство! Теплица для избранных. Настоящая жизнь там… - и он указал за прозрачную оболочку.
А небо продолжало гореть. Неистово, пламенно, даже в душе Льюисса что-то встрепенулось.
- Делай как знаешь. Но заказ должен быть готов послезавтра. - отрезал Льюисс
- Зачем вы продолжаете отсчитывать время? Сегодня, завтра… ничего же не меняется.
Ответом послужил тихий звук удаляющихся шагов
Мастер в ярости отбросил незаконченные светящиеся пятиугольники… Зачем? Зачем ему все это нужно, ведь его жалкие копии даже в подметки не годятся тем ярким, пронизывающим мглу, огонькам. Он даже не догадывался, чего не хватало его изделиям.
Мастер продолжал смотреть на угасающий закат. Его глаза слезились – типичное явление людей, живущих на границе. На границе с чем-то большим и непонятным. Мастер видел красоту за оболочкой, чувствовал ее манящий голос. И презирал свою трусливость. Даже он не мог рискнуть и покинуть купол… Вот и сейчас, как всегда, Мастер стоял возле двери, ведущей в неизвестность.
На него печально смотрели глаза электронной куклы - когда-то его любимого творения и после, его самого большого разочарования - Мастеру так и не удалось воссоздать в кукле хоть крупицу жизни. Несмотря на все его сопротивления, их даже запустили в массовое производство. Мастер принадлежал к тем людям, которые верили, что энергоресурсы купола могут исчерпаться и, не допуская расточительства, жил по времени внешнего мира. Другие же, выбирали ночь, немыслимую без ярких фонарей. Они считали его старым скрягой, не поддерживающим всеобщего веселья на ночных балах. Творениями Мастера до сих пор восхищались, но тишину его жилища, и одновременно мастерской, теперь нарушал лишь Льюисс.
Но однажды все встало с ног на голову. Мастер только закончил партию светящихся пятиугольников, и уселся на скамейку, окруженную искусственными деревьями. Он как всегда видел перед собой незапертую дверь, и как всегда не мог заставить себя сделать один единственный шаг навстречу другому миру, всегда манившему его... Иногда Мастеру казалось, что он окончательно свыкся с предоставленной ему ролью наблюдателя, но все чаще думал, что сходит с ума. Мастер тысячи раз представлял, как открывает злосчастную дверь и с головой окунается в незнакомые запахи... Но она так и стояла нетронутой.
Вдруг за куполом он заметил приближающуюся фигуру и жадно вгляделся - ведь никогда ранее ему не удавалось заметить людей из внешнего мира. За оболочкой поднимался пар, скрывая от наблюдателя долгожданную гостью. Он увидел расплывчатый силуэт и сам того не заметив, поднялся и сделал шаг на встречу. Мастер впервые прикоснулся к оболочке - на ощупь она оказалась теплой и пребывала в постоянном движении, подчиняясь определенному ритму, как оказалось бьющемуся в унисон с его сердцем. По ту сторону девушка тоже сделала шаг вперед, разрывая клубы пара, приложила руку к оболочке. Белые волосы развевались, скрывая от Мастера ее лицо, но на мгновение их взгляды встретились, и ему показалось, что он услышал ее голос...
***
Мастер не любил ночных путешествий, хотя, если быть точнее, он вообще не любил отдаляться от дома. Если бы не Окончание Цикла, то Мастер никогда бы не покидал бы свой дом. Как старый скряга, сетуя на все вокруг: и на судьбу, и на этот треклятый мир, и на Создателя, он в спешке собрал вещи и последний раз окинув ласковым взглядом свое жилище, с большой неохотой вышел вон.
Мастер заскочил в уже отправляющийся поезд, и вдруг вспомнил обрывки вчерашнего дня, но они так и не сложились в цельную картину... Он зашел в вагон, обитый красным бархатом. Мастер плюхнулся в кресло рядом с окном, благо железная дорога проходила прямо по границе с куполом, и это не давало ему впасть в панику, создавая иллюзию близости с привычным образом жизни. Его соседями оказались несколько довольно милых людей, и они с недоверием оглядывали нового пассажира. И немудрено, он сам бы испугался своего теперешнего вида: желтый цвет лица, не унимающая дрожь в коленях и нездоровый блеск в глазах - современные лекари не поленились бы выписать ему каких-нибудь капель для восстановления душевного спокойствия и отправить на один из курортов... Неловкую тишину нарушил капризный голос мальчика. На вид ему было не более десяти циклов.
- Мам, я хочу домой, мне надоело... - Мать раздраженно сунула сынишке моделирующую игру, и теперь, когда он окунулся в привычную иллюзию дома, смогла с чувством выполненного долга откинуться на спинку сидения. Мастеру стало интересно: не каждый день видишь ребенка. Он попытался вспомнить, кто же из старейшин отдал за него свою жизнь? Но память лишь выдавала обрывки торжественного действа Окончания Цикла. Мелькали огоньки фейерверков, звучала музыка, и когда на картинке часов появлялась цифра 6552, то они останавливались, их переводили и отсчет начинался заново. В этот день все люди собирались вокруг огромного механизма и выбирали нового старейшину, всего лишь на один цикл. По его окончанию он умирал, а под куполом рождался новый человек. Ведь каждая смерть - начало новой жизни... Но этот закон перестал действовать, когда старейшинам пришлась по душе вечная власть. И уже 10 циклов под куполом не было новой жизни.
Мастер проснулся от сильного толчка. Он почувствовал едкое прикосновение пустоты, сжимающее в тиски сознание. Тишина отражалась от углов, еще помнящих отзвук былой суеты. Мастер не понимал, что происходит, но жутко захотелось покинуть вдруг показавшиеся тесными стены вагона. Мастер спустился на рельсы, и что-то заставило его остановиться... Все казалось прежним - вот его дом, вот та же скамейка, окруженная деревьями. За стенами купола мелькнула тень, и он увидел себя, открывающего дверь для незваной гости.
***
Плакал ребенок. Вместе с этим звуком пришло тяжелое осознание беды. Неужели он смог открыть дверь или с ним сыграло злую шутку его воображение? И кого же он впустил? Последствия не заставили долго ждать.
Ребенок заливался все громче. Неосмотрительная мамаша куда-то отлучилась, оставив его наедине с моделирующей игрой. Но вдруг что-то изменилось. Мальчик неожиданно замолчал, встал и подошел к окну. Мастер поднялся вслед за ним. Мальчика манила к себе… тень. Как ни старался Мастер, ничего, кроме размытого черного пятна разглядеть ему не удавалось. На пол упала моделирующая игра, а провода змеями путались у него под ногами. Мастер увидел, как тень тянется к мальчику, вот она уже касается его руки… Мастер отчаянно тер глаза, но тень и не собиралась исчезать, подобно обычным ночным видениям. Наоборот, она вытягивалась и становилась объемней, и из темного пятна уже вырисовывалась женская фигура. Доселе тихий коридор впустил в себя звонкие голоса и беззаботный смех. Мастер узнал голос матери мальчика. Шаги ускорились, и она с нарочитым беспокойством взяла ребенка на руки, и, подняв остатки моделирующей игры, поспешила удалиться. Мальчик улыбался, и Мастер готов был отдать все что угодно, лишь бы узнать причины перемен в его настроении. А темная фигура, как привязанная, последовала за ними. Он похолодел, и ему показалось, что он слышал биение собственного сердца, которое вот-вот выпрыгнет из груди вдогонку за тенью.
***
Мастер стоял среди своих же декораций для церемонии. В зале продолжали работать созданные им куклы, а проходящие люди отличались от них всего лишь более совершенной формой. Ему стало жутко, и он вышел в сад. Каменные деревья дышали скованной жизнью.
- Я уже думал, что ты не приедешь, - как всегда подкрался Льюисс.
- Что это? – Мастер показал в сторону зала. – Это что, какая-то дурацкая шутка? Разве ты не понимаешь всю глупость затеи?
- А что, Миррек доволен. И это пожалуй единственная причина того, что ты еще жив… - бросил Льюисс.
- Жив? Я бы предпочел навсегда забыться.
- Что ты постоянно ищешь? Ты ведешь себя как глупый мальчишка.
- Наши дети так себя не ведут, тебе ли не знать!.. Их поведение заранее предсказуемо.
Льюисс смерил его ледяным взглядом.
- Не забывайся. Твои выходки не станут долго терпеть.
- Я могу поговорить с Мирреком?
- Нет, он болен. - отрезал Льюис, оставив Мастера в недоумении.
Он действительно не понимал необходимость своего присутствия. Все прекрасно обустроили и без его ведома, создав атмосферу, которой так и не суждено было наполниться жизнью. Мастер подошел к длинной полукруглой колоннаде и заглянул внутрь. Его шаги отдавались гулким эхом. Мастер постучал по стене… Так и есть, она полая внутри. Пожалуй, еще одна загадка, оставленная неизвестным Создателем. Он приложил ухо к холодной стене и услышал неразборчивый шепот. Мастер обернулся и увидел ускользающую тень, ее очертания шлейфом тянулись по земле.
Из оцепенения его вывел детский крик. Знакомый ребенок в слезах выбежал из зала. Ну вот, его «игрушки» уже пугают детей… Мальчик ловко забрался на каменное дерево. Мать, не подоспевшая вовремя, стояла в растерянности. Но Мастера уже не интересовала эта картина. Он пошел следом за тенью. Мастеру казалось, что она манит его за собой, и ему почему-то стало все равно, как закончится их путь. Лишь бы идти следом, видеть перед собой темный силуэт и если повезет, услышать ее голос. Мастер был уверен, что она все время хотела что-то ему сказать. Они шли мимо каменных деревьев, за ней было трудно уследить, тень то растворялась, приобретая очертания деревьев, то казалась ему обычной девушкой в черном платье…
Она привела его на заброшенную улицу фонарей. Это были добротные каменные фонари, выглядевшие куда величественней его «светильничков». Интересно, какому затейнику пришла идея нарисовать на них язычки пламени? Тень остановилась напротив одного из них. Мастер подошел ближе, и увидел, как она прикоснулась к фонарю. Именно прикоснулась, он смог увидеть очертания тонкой изящной руки.
Его как будто затянуло в трясину. Он стоял посреди зеленой поляны, чувствовал незнакомые запахи, легкое дуновение ветра, тихий шепот листвы. На мгновение показалось, что он ослеп от буйства красок – каждая деталь дышала совершенством. Мастер видел все те же деревья, но уже не скованные каменными узами. Он пошел дальше, повинуясь непонятному зову. В центре поляны возвышался замок, точнее то, что от него осталось. Каждый полуразрушенный камешек дышал величием. Откуда-то капала вода. Она, вероятно, единственная дарила жизнь деревьям, сплетенным с развалинами. Но вдруг небо затянули тучи. Листва из ярко-зеленой стала, багровой и вместе с этим пришло ощущение нереальности происходящего.
Девушка отдернула руку. И теперь перед ним опять стоял всего лишь каменный фонарь с нарисованными язычками пламени. Он смог увидеть ее лицо с тонкой полупрозрачной кожей. Мастер стоял в оцепенении, лицо девушки казалось ему верхом совершенства. Но все равно, что-то отталкивало, казалось, что ее уставшие серые глаза дышали отстраненностью. Девушка уходила, а вслед за ней тянулся длинный шлейф черного платья. Мастер провожал ее восхищенным взглядом.
***
А в зале царило веселье. Дамы беззаботно о чем-то судачили, господа многозначительно молчали, уставившись на стены, обитые темным бархатом. Он чувствовал фальшь, отработанную схему в каждом движении, в каждом звуке… Почему они ведут себя как его электронные куклы, почему никто не хочет увидеть то, что за стенами этого злосчастного купола?
Все время от времени поглядывали на огромные часы. Они всегда завораживающе действовали на Мастера, манили своей неразгаданностью. Почему все ждали, когда на картинке часов появится цифра 6552 и отсчет начнется заново? Старейшина не умирал, под куполом не рождался новый ребенок, и теперь ритуал Окончания Цикла все больше походил на восхваление Миррека. Они продолжают отсчитывать время, возможно так легче чувствовать, что их общее существование все еще подчинено цикличности.
Осталось совсем немного до остановки часов. Все ждали появления старейшины, но ему похоже доставляло удовольствие оставлять собравшихся гостей в неведении. Но сейчас Мастера интересовала только одна гостья, она стояла напротив него, разглядывая убранство зала. Ему показалось, что ее привлекли сделанные им фонари, бросавшие тусклые блики на ее тонкую кожу.
Мастер подошел и пригласил ее на танец. Играл вальс. Он опустил руки на ее талию, до последнего момента боясь, что девушка снова превратится в тень. Этого не произошло, и он жадно вглядывался в ее лицо, и наградой ему послужила случайно пойманная улыбка. Ее глаза сейчас казались нежно-голубыми, и в них он неожиданно для себя увидел заинтересованность.
В центр зала вышел Миррек. Его белая кружевная рубашка резко контрастировала с желтой кожей и впалыми глазами. Эх, а Льюисс не соврал – старейшина действительно выглядел болезненно. Все учтиво поклонились старейшине. Мастеру не оставалось ничего другого, и он слегка наклонил голову. Девушка оттолкнула его, и отошла к окну.
Настал долгожданный момент. Вот-вот остановятся часы, никто не мог думать ни о чем другом. Зажглись сотни фейерверков, пары закружились в танце… Мастер потерял тень из виду.
Вдруг музыка стихла. Люди некоторое время продолжали двигаться, но потом стали растерянно переглядываться. Их должен был остановить только старейшина, провозглашая начало нового цикла. Но он молчал.
Тень вдруг громко рассмеялась.
- Толпа… вы всего лишь безликая толпа. Вы уже десять циклов живете по мертвым правилам. Боготворите человека, ни на грамм не заслуживающего этого. Посмотрите на него, он такой же глупый как и вы. Вы создали себе искусственную жизнь, и упрямо отрицаете существование чего-то более достойного. Вы забыли, что значит быть Свободными.
-А ты… - она обратилась к Мастеру. – Ты создаешь, одну оболочку, полую внутри. Ты боишься прикоснуться к настоящей жизни, создавая вокруг себя несовершенные иллюзии.
- Что? Вы меня не видите? Ах да, вы же привыкли не замечать людей, непохожих на вас самих. И тихо сказала, словно обращаясь к себе: – А я думала, вы Боги…
Она развернулась и пошла прочь. А на лице старейшины навсегда застыла маска призрения …
***
Мастер сидел на скамейке, окруженной искусственными деревьями. Теперь он видел перед собой запертую дверь, и не мог сделать тот единственный шаг навстречу другому миру, всегда манившему его... После того, как тень нарушила жизненный баланс под куполом, старейшина умер. Мастеру не было жаль его… Растерянные люди разбрелись кто куда… Но настоящей бедой стало то, что тень ушла за пределы купола и он никогда не сможет ее увидеть… Иногда Мастеру казалось, что он окончательно свыкся с предоставленной ему ролью наблюдателя, но все чаще думал, что сходит с ума. Мастер тысячи раз представлял, как открывает злосчастную дверь и с головой окунается в незнакомые запахи... Но она так и стояла запертой, теперь ее могли открыть только снаружи… А небо все так же горело. Неистово, пламенно…


И у каждого в мире есть шанс встретить того, кого он сам когда-то произнес вслух...
 
BaronyДата: Суббота, 01.12.2012, 00:13 | Сообщение # 2
Барон
Группа: Администраторы
Сообщений: 69
Награды: 4
Репутация: 4
Статус: Offline
mistic,
Quote
6552

Число ничего не означает. Было бы 999, или каое-то символичное, было бы лучше.

Quote
Вечность, разделенная между 6552 людьми, длилась нестерпимо долго. Количество людей никогда не менялось…

Тавтология.

старый скряга
Повторяется два раза. Можно заменить на что-то в первый, например, "старый брюзгач" или "чужой век заедающий старичишка", "старый кощей"...
Остальное дочитаю завтра.


Человека можно вытащить из грязи, но нельзя вытащить грязь из человека.
 
Форум » ПВВ (Помощь В Вычитке) » Проза » Под куполом
Страница 1 из 11
Поиск: