Главная » 2013 » Январь » 13 » О Далине. О Некроманте. О Далине.
16:48
О Далине. О Некроманте. О Далине.
О Далине. О Некроманте. О Далине.



Взято отсюда

Одна из звездочек Самиздата. Умение складывать слова в предложения, и в не малом количестве, при этом доводя сочинения до конца, уже само по себе является примечательным фактом на Самиздате. Учтите журналистскую выучку, и не воспринимайте это как нечто чрезвычайное. Попытки представить автора как нечто значительное в русскоязычной литературе выглядят весьма поспешными, а то и просто предвзятыми и натужными, если смотреть на года и тиражи его изданий.

Далин мощно зашел на СИ, огорошив завсегдатаев текстами явно выше среднего по палате и подарив надежду "то ли ещё будет". Все дружно затаили дыхание. Шло время, Далин писал, его читали, он снова писал, опять же его читали. И вся эта умеренно бурная деятельность происходила в околосишных кулуарах. Оставаться бы Далину самиздатовской звездой с коллекцией снобистских и просто уже даже неприлично пересыпанных известными фамилиями журналистских статей, на которые падки спасители этого мира всех мастей, ещё неизвестно какое время. Но грянул "Некромант". Не ну как грянул-то. На окололитературных площадках для фэнтези-сочинений обсуждаемость "Убить некроманта" в разы превышает все ранее им написанное вместе взятое, что тоже далеко не ураган Катрина. Народ разделился на красных и белых, и грянула битва, и была сеча великая, и на седьмой день... Нет, это не отсюда. Сочинение было принято весьма неоднозначно. От восторженного хрипа до возмущенных матюков приблизительно в пропорции три к двум. Далин заявил о себе, да. ...Но вот что он заявил?

Я не участвовала в пестовании Далина на Самиздате, да и откровенно говоря, пару раз прошла мимо его сочинений, не заинтересовал. Имею совсем других любимцев, за которых держу кулачки и которым желаю всяческих успехов. У меня не было причин выдавать этому автору каких либо авансов, или, наоборот быть предвзятой и негативно настроенной. Я просто без внятных объяснений получила книгой "Убить некроманта" по своей неугомонной голове. Предупреждать надо! Но так или иначе в тему "Далин -мэтр? А если нет, то будет ли?" я вовлеклась. 

Первое обо что я споткнулась, открыв "Убить некроманта" это собственно язык. Мне обещали красивый сильный литературный язык. Обманули ж, демоны. Нет, я не собираюсь делать цитаты и обводить красными кружочками лишние или пропущенные запятые. Все чистенько, все нарочито и даже назойливо аккуратненько, абсолютно безрисково, безлико, боязливо. Как школьное сочинение, в котором много больше боишься сделать ошибку, нежели потерять в выразительности. «Автор владеет языком» никогда не станет для меня равно "язык владеет автором". Где-то я уже все это видела и не единожды, но в куда более убедительном исполнении. Так много ученической старательности, что в результате получается нечто сухое, старомодное и предсказуемое. И кстати в своих статьях он на две головы выше, как раз таки там он в своей стихии - уверен, самобытен, деспотичен, знает, что он делает, и знает, как это сделает именно он. 

Да и в целом подача Далина для меня очень сомнительна. Всегда считала задачей литературной речи показать и выразить, или выразительно показать. Судя по тексту "Убить некроманта", Далин со мной категорически не согласен, ибо все силы у него уходят на то, чтобы объяснить. Журналистское прошлое настигает и одолевает. Он до смешного мало показывает и до нелепого много объясняет. Он словно стоит на страже между происходящим в книге и читателем, и едва что-то показав, хватает читателя за грудки и объясняет ему, что тот только что видел, и как ему следует это понимать. Периодически объяснения болтаются в тексте, уже даже не имея какой либо привязки к картинке. Ну и то правда, читателю уже все объяснили и в рот положили, радоваться должен, распыляться на какие-то там изображения не для истинных интституток от литературы. Ну допустим стиль у него такой, да и ладно. Может именно в нем он и хорош.

Но заинтересованность в Далине через привлекательность литературной формы никак не объяснить. Не настолько она хороша, чтобы объяснить слезливые признания в любви к автору. Да и черствый у нас народ к подобному. Остается содержание. Пропущу издевательства над сюжетом, ничего кроме этого он не заслуживает, а значит, малозначим для статьи. 

История нелюбимого ребенка, наделенного темным даром некромантии, выросшего жестоким, но пекущимся о благе государства, правителем. Исполнено Далиным. Что из этого получилось. 
…А вот достоверно неизвестно что из этого получилось. То есть свидетелей сего действа много, свидетельств тоже в избытке, однако показания кардинально отличаются.
ГГ сильный человек - ГГ слабак, нытик, ничтожество и чмо
Это история об одиночестве - История таскания от одной быстро дохнущей единственной любви на всю жизнь до другой
Герой умный человек в окружении неспособных это оценить болванов - Герой туповат, но на фоне остальных дебилов, которых вывел автор, доооо ума палата.
Настоящий государственник! - Лолшто?! Где вы там государство увидели? Его там нет.

Интригующе, не правда ли? Разницу в восприятии художественного текста, да и просто вкусовщину, никто отменить не в состоянии. Но настолько явственный полярный разброс во мнениях это любопытно. Нет, это вовсе не говорит, что книга наделена убийственно сильными литературными достоинствами. Ну что за дешевый подростковый эпатаж? Если книга спорная, то это только лишь и значит, что она спорная, но не значит что она годная. Примечание для баранов. Гы. 

Ну что ж в отношении этой книги прочитавшие разбежались на два непримиримых лагеря. Никто никому не уступит, каждый видит именно то, что видит он, что категорически противоречит тому, что видит его оппонент из другого лагеря. Пожать плечами, вздохнуть «у каждого свое мнение» и закрыть тему? Ага, щаз же. Это же совсем неинтересно.

Воздержись автор от своих амбициозных монархических притязаний, его книга скорее всего получила бы столь же умеренный интерес, что и предыдущие. Истинным ценителям его творчества абсолютно безразлично обо что страдает ГГ Далина, хоть о коррупцию, хоть о торшер. Кажется, именно у Инессы в рецензии было это предложение, что иногда Дольфу по сюжету приходиться отвлекаться на государственные деяния, слава Богу, весьма умеренно. Улавливаешь? По сюжету требуется, но этого немного, и наш бравый герой возвращается к Главному. Остальные over9000 примеров уж найдите в интернете сами.

Козырной туз Далина – это скрупулезное описание нервических страданий никем не понятого героя в страшном и неправильном мире. Он ввел государство как приложение к главному герою, фон и средство для демонстрации «Я vs все остальные они». Готишненько и страдательно, чо. Но использовав тему государства Далин поставил себя в весьма уязвимую позицию, и столкнулся с повторяющейся и весьма неодобрительной реакцией:
Читатель: Слышишь Далин, а где… да собственно говоря всё? 
Далин: Это написано с точки зрения Дольфа!

«Это же всё описано с точки зрения Дольфа!». В различнейших вариациях этот аргумент озвучивался или подразумевался в постах представителей лагеря номер раз. Но я упорно его не слышала. Не слышала по-настоящему. Да книга же написана от первого лица, с точки зрения главгероя, это же само собой разумеется. Но всю значимость этого нюанса в исполнении Далина, я катастрофически недооценила. В книге нет абсолютно ничего кроме точки зрения ГГ, читатель триста с лишним страниц болтается в сознании главного героя, не имея никакого иного источника информации. А источник информации содержит самоопределения и объяснения героя. И именно они и ничто иное и являются и камнем, и цементом, и штукатуркой некромантского мира (события и условия просто мишура для имитации сюжета). Сам ГГ является и создателем мира и единственным судьей и критерием истинности. Помните основной текст книги, посвященный тому, что и как следует понимать на самом деле? Сам с собой болтает человече. Вот это оно и есть. Попытки апелляции к фактам в обход заданного автором канона вызывает у проникшихся полное непонимание. Да, для них словесное самоутверждение ГГ в какой-то ипостаси вполне достаточно для признания за ним таковой. Не ржать, но так оно и есть. Читатель в шкуре ГГ, и он себе это позволяет. Утверждаемое и сущее слились в собачьей свадьбе. Мне сознание пришлось вывихнуть, что бы на это счастье читательское посмотреть. Жуть какая. 

Наш автор не уяснил ни на йоту, что используя столь тяжелый инвентарь как королевский трон, он выходит на уровень, на котором аргумент неподсудного личного восприятия котируется чуть менее чем никак. Но написанное находиться в полном согласии с авторским видением и авторским замыслом. Причины, толкнувшие Далина на присвоение герою важнейшей государственной должности безмерно далеки от тех, что можно было бы ожидать от подобного решения. Читатели, возражающие автору, что книга написана не так, как это следовало бы сделать, все же должны уяснить себе, что она написана так, как того пожелал автор. «Некромант» это не ошибка Далина, это его авторское резюме. Если смотреть на книгу с точки зрения автора и особенно проникшихся читателей, то никаких хоть сколько нибудь значимых ошибок она не содержит. Как бы ни хотелось наградить автора своим видением литературы, очень рекомендую воздержаться, ибо сие есть глупость несусветная. Из комментариев самого Далина, самоочевидно то, что он вполне даже доволен реализацией своего замысла. Акела не промахнулся. Далин сделал именно то, что хотел. И именно так, как хотел. 

Верный своему авторскому видению, он поставил во главу угла внутреннюю нервотрепку ГГ, отсюда и аргументация о первичности человека, обрезав государство до перьевой подушки, которую ГГ периодически шпыняет волевым усилием. Далин вырезает заинтересовавшую его атрибутику и награждает её авторским содержанием. ГГ занимает высшую руководящую должность в условиях достаточно примитивных и удобных , чтобы соответствовать герою и правильно его оттенять. Автор ну просто до умиления искренне не понимает, чего от него хотят те читатели, что заявляют, что книга должна была быть написана абсолютно по-другому, ведь всё, абсолютно всё, в ней подчинено идее любви к человеку находящимся в центре мира и являющимся центром мира, в независимости ни от чего. Именно для иллюстрации этой идеи автору и понадобилась должность главы государства для ГГ, формальный центр всего. Именно для демонстрации всепобеждающей силы этой идеи он и наградил своего персонажа подозрительно пестрым букетом формальных признаков неприятия другими. Именно поэтому персонаж окружен плебсом и мудакам, никто не может быть ему равен или подобен, ибо именно и лишь Дольф мерило, Он Есмъ. Далин проявил предельную авторскую честность, педантично раскрыв весь сценарий отношений, которые только и возможны с таким человеком через союз некроманта с вампирами, присовокупив к этому ещё ограду из мертвецов, ограждающую его от живых. Лишь уникальные, феноменально редкие личности способные, в отличии от всяких прочих, в своем понимании способные приблизиться к многомудрым бессмертным вампирам и разглядеть сияющую прекрасную суть персонажа достойны занять место рядом с ним, на ступеньку-две ниже. Отношения с такими формируются авторским снайперским выстрелом. Живучесть этих наделенных особым третьим глазом крайне низка, в книге это заканчивается их скоропостижной смертью, не выдерживают живые блеска этого великолепия. И о согласии с авторской идеей можно судить по количеству восторженных отзывов о чудесной работе автора. Ибо далинский человек первичен. Далин, сам того не ведая, состряпал интересную читательскую, а то и просто человеческую, дилемму.

Человек первичен! Это не просто аргумент в обсуждении книги, это идеологическая суть сочинения Далина. Далин сотворил воистину нечто вырвиглазно антропоцентрическое. Ну это не первый, и далеко не последний гуманист, которого мы увидим. Гуманизм вещь очень скользкая, и очень подверженная извращению до полной непригодности. Содержа призывы к бескорыстному интересу к человеку и его потребностям, что не может не соблазнять, гуманизм молчанием обходит вопрос что есть человек, и это его узкое место. Каждый волен трактовать человека в меру своего понимания, и творить из него центр мира и меру всего. Результат понимания человека Далиным мы и видим в «Убить Некроманта». «Человек первичен!» должно было бы вызывать вопросы не о том, что автор написал не то, что должно было быть написано, а вопрос, что же этот автор вложил в понятие «человек», чтобы результат получился таким, каким он получился. Абстракция «человек» имеет невозможное к подсчету количество воплощений. А что же это было, что Далин поименовал «человек»? Который, что главное, первичен и является центром мира и мерилом всего. В авторском фокусе внимание находиться человек, в этом сомневаться не приходиться. И в результате своих исканий на тему человеческой природы, Далин остался с весьма специфическим продуктом. 

Не усади Далин своего героя на высшую государственную должность, это было бы далеко не столь явственно и существенно, в более локальной камерной обстановке это могло быть даже выигрышно обыграно. Но занимающий высшую государственную должность персонаж принципиально не способный воспринимать хоть что-нибудь, как благополучно существующее отчужденно от него, существующее по определяемым и задаваемым принципам и закономерностям -это просто ошарашивает. Необходимые по сюжету абстракции (государство, закон, геополитическая обстановка, структура общества и многое и прочее) остались вне его компетенции, и если всплывают в сознании, то лишь в качестве источника для его личного страдания. Мотивации и закономерности государственного уровня не упрощены, если бы, совершена их подмена, подмена на сугубо личные. Воспринимать себя как одну из частей системы он не способен просто конституционно, а также не способен руководствоваться в поступках чем-либо кроме субъективных переживаний. Хотя последнее уже следствие ранее указанного, если в сознании более ничего и нет, то ему кроме этого ничего и не остается. Вакханалия субъективного восприятия, и этим я вовсе не утверждаю, что глубоко исполненного, допущенного до решения вопросов, которые находятся далеко за пределами его компетенции, и привела нас к результатам государства по-далину. Государства, для решения вопросов которого нужно найти кого напугать и кого повесить. Оно ж не живое, оно ж системное, пугаться не умеет.

И это входит в резкое противоречие с тем, что мы знаем о себе и об окружающем мире. Хотя, как выяснилось, далеко не для всех. За подобную слепоту реальность мстит изощренно и безжалостно. Уж в заявленных автором условиях, несомненно. Но в специально организованном для нужд авторской версии человека некромантском мире все чудесно. Он настроен так, чтобы воспринимать Некроманта как нечто достаточное и даже сверхдостаточное. Возникает круговая порука свидетельствования, мир нарисованный автором, словами же персонажа, подтверждает дееспособность персонажа, персонаж своей дееспособностью подтверждает достаточность мира, вводя читателя в иллюзию завершенности такого симбиоза. А он ущербен. В мире отсутствуют обезличенные закономерности, в голове Некроманта отсутствует способность их воспринимать. Отсюда и полная непротивляемость мира, там нечему противиться, и нет процесса познания, адаптации и изменения, поскольку нет ничего сложнее того, что может понять Некромант, а это очень ограниченный список субъективных переживаний. Ограниченность и фантазирующий эгоцентризм, окруженный авторским игрушечным миром, идеально организованным для задачи не потревожить вакуум личности.

Неспособность человека к абстрактному, оно же отвлеченное, мышлению, или к высшей рассудочности, или не имение человеком способности к выходу в область чистых логических спекуляций(терминология в философии это те ещё пьяные пляски) есть ничто иное как философская инвалидность. Без этого, присущего нормальному взрослому человеку качества, возможна лишь форма жизни, наиболее политкорректно именуемая как инфантильная. Философия человеку нужна не для рефлексий и медитаций, это способность к осознанию окружающего мира, себя в этом мире и своей роли в нем, без которой и человек уже не человек. И способность к этому, и содержание подобного рода информации содержится в сознании человека. У далинского Некроманта не обнаружилось. От слова совсем. И из всего многоуровневого разнопланового и разнородного понятия «человек» Далин выдрал лишь боль, обиду на все и всех, непонятность и чувство «защемили яйца в дверном косяке», которое он и размазывает толстым слоем по всей книге. И сколь бы хорош он не был в описании подобного состояния человеческого духа, это вовсе не дает ему права извращать природу человека, лишая его способности к осознанию себя и окружающего. 

Далин очень даже хорошо вытянул тему, но тему сугубо свою, он показал о человеке все, что только знал. Именно неспособного к высшей рассудочности, творящего окружающий мир своими неподсудными утверждениями и видящего себя центром всего и вся, о чем просто орет все то безобразие, что учинил автор в книге, Далин и предлагает нам в качестве образца человека. Именно это и вызывает у Читателя Недоумевающего первоначально инстинктивно-эмоциональную реакцию отторжения и невосприятия книги. Периодически переходящее в бешенство, ибо соглашаться на трактовку человека, как на этот орущий от боли обрубок от целого, способный существовать в прямоходящем состоянии исключительно в созданных специально под него нелепых мирах признать допустимой и тем паче значимой трактовкой человека, да уж лучше свой старый потный тапочек съесть. Дальше уже следуют разборы, чего не хватает, каким оно должно было бы быть, и что чему не соответствует из заявленного. И такая далинская модель человека безоговорочно принимается Читателем Довольным, готовым доказывать, что и правитель и государство ого-го какие настоящие и убедительные ведь человек первичен, а человек по-Далину его вполне устраивает. Дальтоники цвета определять взялись. Господи, смилуйся.

Далин ужасает, и, конечно, не своими уныло поникшими готическими черными розочками, а своим абсолютно невинным и каким-то даже радужным скотством в отношении человека. Парадоксально, но его скотство проистекает из его же любви к человеку, но к человеку собственно сочиненным Далиным, тому самому обрубку, которого он представил нам в Некроманте. Именно его он готов просто облобызать своим писательством. Он готов обрушить на него всю силу гуманистической или, много более точное название подобного порядка мышления, антропоцентрической любви, не взирающей ни на что. Подобно ополоумевшей мамаше, готовой потакать своему дитя в любых эгоцентрических безумствах, ограждая от всего и вся и в первую очередь от возможности того, что дитя повзрослеет и поймет, что оно вовсе не центр Вселенной. И Далин, с бледным одухотворенным лицом, несет на вытянутых руках эту демонстративно бескорыстную любовь, и очень удивляется тому, что далеко не все рады упасть в его ласковые понимающие объятия и получить этот данайский дар …А оно нам надо?... Ведь получая дар этой любви без знания мы сами низводим себя до чего то много меньшее, чем человек. До того, что Далин назвал «человек». Это оскорбительно. И лживо.


И рисуется перед читателями такая дилемма. Согласиться ли на далинскую трактовку человека как правомочную или послать в сад этого человековеда. То, что предлагает Далин, есть версия урезанная. Он извращает саму природу человека, ограничивая её своим, весьма даже не показательным пониманием. Именно это он и совершил в «Убить Некроманта», и сделал это помпезно и со смаком. И не перепутали бы лекарство с отравой, как
это часто бывает.
Просмотров: 571 | Добавил: Barony | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]